назад

ДРАМА КАПИТАНА КИДДА

    Кто самый известный пират всех времен? Наверное, капитан Уильям Кидд. Расцвет его пиратской деятельности приходится на последние годы XVII века; подвиги Кидца, как и он сам, стали легендой, в которой он предстает перед потомками как деспотичный капитан, безжалостный садист, жестокий и удачливый морской грабитель. А раз удачлив в морском разбое, значит, богат. И действительно, слухи о сказочных богатствах Кидда, где-то зарытых, и в наши дни не дают покоя охотникам за сокровищами. На протяжении четырех последних лет XVII столетия, когда Кидд рыскал по морям, его имя звучало не только в полутемных, грязных тавернах Англии и ее североамериканских колоний, но и в просторных залах британского парламента. Если считать, что слава пирата измеряется только речами, произнесенными о нем, капитан Кидд вот уже триста лет уверенно держит первенство.

    Причину особой судьбы Кидда надо искать не на море. Его взлет и падение напрямую связаны со сложным переплетением политических интриг, ведущих к самому английскому королю. Когда Кидда в конце концов арестовали, в Бостоне в 1700 году, и отправили в Лондон, суд над ним стал настоящим сражением вигов и тори, главных политических партий Англии. В результате короткая и на самом-то деле маловпечатляющая пиратская карьера Кидда превратилась в событие большого общественного значения.

    Ничто как будто не предвещало Уильяму Кидду судьбу пирата. Он родился в Шотландии в 1645 году, вырос в условиях, близких к роскоши, и получил солидное, разностороннее образование. Молодым человеком он был очарован морем и однажды нанялся на торговое судно, бросившее якорь в гавани его родного города. Оказавшись в море, Кидд проявил недюжинные задатки моряка, а в торговых делах заслужил репутацию честного дельца, что в конце концов сделало его хозяином собственного торгового судна.

    На этом поприще Кидд действовал весьма успешно; однако его одаренная, честолюбивая натура требовала большего, заурядная карьера торгового капитана его не устраивала. Поэтому, когда представился случай, Кидд сменил профессию, став английским приватиром, алчущим французской добычи. Успех его на этой стезе был потрясающим, и вскоре Англия уже называла Кидда бесстрашным героем, а Франция - безжалостным негодяем.

    На службе Его Величества

    Имея в своем послужном списке заслуги перед отечеством, Кидд обосновался в Нью-Йорке, где женился на одной весьма состоятельной особе. Как преуспевающий делец и уважаемый гражданин, Кидд продолжал служить обществу: он нередко выходил в море и, курсируя в водах Новой Англии, очищал их от враждебных приватиров и пиратов. Благодарные сограждане не остались в долгу и проголосовали за вручение "великому капитану Кидду" крупной денежной премии.

    Кидд продолжал, не без явной пользы для себя, служить обществу до тех пор, пока у него не увели его собственный корабль. Однажды, во время стоянки у острова Антигуа в Вест-Индии, когда Кидд находился на берегу, его команда вдруг взбунтовалась, подняла пиратский флаг и ушла в море. Вероятно, зачинщику мятежа, некому мадагаскарцу, удалось убедить остальных в том, что путь к настоящему богатству лежит через пиратство.

    Взбешенный Кидд поклялся, что впредь ни один мадагаскарец не ступит на борт его кораблей. В том, что ему еще предстоит командовать кораблями, Кидд не сомневался.

    Случаи, когда команда вдруг становилась на путь пиратства, не были редки в то время. К началу XVIII века пиратство было на подъеме. И не только потому, что полные богатств испанские галеоны и португальские торговые суда были очень уж соблазнительной добычей: британский парламент серией законов о мореплавании, принятых в конце XVII века, навлек угрозу и на собственные, английские корабли. Упомянутые законы запрещали колонистам Американского континента не только торговать с заморскими странами, но и самим производить готовую продукцию: это право целиком закреплялось за метрополией, то есть Англией. Как следствие, английские производители устанавливали непомерные цены на свои товары, что, естественно, не могло нравиться колонистам. Они возмущались, жаловались, но без всякого результата. И в то время как английские власти оставались глухими к жалобам своих заморских подданных, нашлись другие силы, отозвавшиеся на нужды колонистов.

    Пираты во все времена были не только головорезами, но и предпринимателями, а посему недолго думая они взяли на себя выгодную роль "посредника" во взаимоотношениях между Англией и ее американскими колониями. Расчет был прост и верен: колонисты вряд ли проявят щепетильность, приобретая товары, которые морские грабители снимут с английских судов, а затем предложат им по вполне сходной цене.

    Одна из влиятельных групп партии вигов особенно усердно обдумывала план экспедиции, которая не только искореняла бы пиратство, но и приносила "деловую" выгоду. Все необходимое было организовано, оставалось лишь подобрать надежного капитана. Капитан Кидд! Кто лучше него подойдет для роли руководителя антипиратской кампании! Он так долго и полезно служил обществу, к тому же у него свои счеты с мадагаскарцами...

    Лорд Белломонт, член партии вигов и губернатор штатов Нью-Йорк, Массачусетс и Нью-Хемпшир, нашел капитана Кидда, который, к счастью, оказался в то время в Лондоне, и предложил ему возглавить кампанию. Белломонт был недавно назначен королем Уильямом III на должность губернатора с приказом сделать все возможное для подавления пиратства. Поэтому от удачного выбора капитана для экспедиции зависело и положение самого лорда. Кидд принял предложение более чем охотно, предвкушая месть мадагаскарцам за потерю своего корабля.

    Состоятельные виги снабдили экспедицию Кидда всем необходимым. "Галера приключений", 258-тонный корабль-красавец, был снаряжен, вооружен и укомплектован командой под личным присмотром Кидда. Особенно внимателен Кидд был при подборе команды, не подпуская к кораблю ни одного мадагаскарца. Кроме всего, что обычно необходимо в длительном военном морском походе, Кидд нуждался и в официальном документе, подтверждающем его полномочия. Без такой бумаги, даже отплывая из Англии, Кидд был бы не более чем обыкновенный пират. Белломонт и другие виги, поддерживавшие экспедицию, обладали достаточным влиянием, чтобы сделать нужный документ - королевскую грамоту. Кроме нее Кидд получил также разрешение атаковать французские корабли, поскольку Франция в то время была в состоянии войны с Англией. Вооруженный 34 тяжелыми пушками и королевской грамотой, Кидд отплыл в мае 1696 года.

    Мятеж на "Галере"

    Экспедиция началась неудачно. Вскоре после отплытия корабль Кидда был остановлен английским военным судном, капитан которого уговорил, а может быть, заставил часть команды Кидда перейти на службу в военно-морской флот Его Величества. Лишившись надежных моряков, Кидд решил идти в Нью-Йорк и набрать там новых. Однако Нью-Йорк не оправдал его надежд: большинство опытных моряков, готовых идти в море, были отпетыми преступниками. В конце концов Кидду ничего не оставалось, как нанять с десяток весьма сомнительных личностей, явно не понаслышке знавших что такое пиратское ремесло. В сентябре 1696 года Кидд и его пестрая команда были готовы оставить Нью-Йорк и начать поиски пиратов.

    Первой целью Кидда был Мадагаскар, в то время крупное пиратское гнездо. Капитаны Тью и Мейз, встречи с которыми искал Кидд, обосновались именно на этом острове. От обоих Ост-Индская компания терпела серьезные убытки.

    Добравшись наконец до Мадагаскара, он обнаружил, что пиратов на нем нет: все они ходили где-то по морям в поисках добычи. Со скудным запасом продовольствия и в отнюдь не блестящем состоянии духа Кидд все же отправился дальше на восток, к другому пиратскому берегу - Малабарскому побережью Индии. В пути "Галера приключений" встретила немало голландских и английских судов с богатым грузом, но Кидд не тронул их: он был честным моряком и не собирался причинять зло судам союзных Англии стран. Такое поведение капитана не могло, естественно, понравиться его беспокойной команде. Для многих это стало последней каплей. Как только "Галера приключений" бросила якорь у Малабарского берега, команда Кидда стала таять: люди незаметно исчезали с корабля и присоединялись к пиратам, которых Кидд пытался настичь.

    Несмотря на все неудачи и искушения, честный капитан Кидд и на этот раз не изменил себе: с остатками команды он снова ушел в море, чтобы выполнить возложенную на него миссию. Но и те, кто остался с Киддом, не разделяли его убеждений. Однажды, когда мятежные настроения из шепота стали перерастать в громкий ропот, канонир Уильям Мур крупно повздорил с капитаном и вне себя закричал: "Ты взялся погубить нас, всем нам здесь крышка!" Кидд не сдержался. Схватив тяжелое деревянное ведро, он запустил им в бунтовщика и угодил тому прямо в голову. Мур рухнул на палубу с проломленным черепом и на следующий день скончался.

    Открытое выступление Мура подействовало на Кидда куда больше, чем трагический исход инцидента. Это было последним предупреждением: если не уступить отчаявшейся и голодной, готовой на все команде, то следующим трупом на корабле будет он, капитан Кидд. Пришла пора делать выбор, и Кидд, изменив себе, стал на путь пиратства.

    Приняв роковое решение, Кидд больше не знал сомнений. Он нашел свой фарт на пиратском поприще и теперь как бы отыгрывался за неудачи, которые свели на нет его попытки обуздать пиратство.

    Он захватил судно "Кведаг".

    По мнению Кидда, это судно было его законной добычей, ибо шло под французским флагом. Что из того, что капитан оказался англичанином, владелец судна - индусом, а груз предназначался американцам? Судно ценное, 454-тонное, а уж про груз и говорить нечего: шелк, сатин, золото, серебро и другие богатства. Прекрасно зная, что и флаг, и предъявленные было французские документы фальшивые, Кидд тем не менее решил считать их подлинными. В таком случае, по мнению Кидда, он имел полное право на захват "Кведага".

    Весьма довольный добычей, Кидд вернулся на Мадагаскар с "Кведагом" на буксире. Там он перевел свою команду с обветшавшей уже "Галеры приключений" на надежный "Кведаг". Предвкушая возвращение домой, Кидд начал на нем свое пятимесячное обратное плавание от Мадагаскара до Вест-Индии.

    Найти и схватить!

    В то время, как Кидд огибал Африку, известия о захвате им "Кведага" получили ощутимый политический резонанс в Англии и Индии. Великий Могол Индии, взбешенный тем, что английский приватир захватил индусский корабль, приказал бросить в тюрьму чиновников Ост-Индской компании. В свою очередь Ост-Индская компания, уязвленная заточением своих представителей, требовала от парламента и короля загладить вину перед Великим Моголом. Политики были в смущении: ведь Кидд имел при себе королевскую грамоту. Пришлось объявить грамоту недействительной, а Кидда считать пиратом. Был издан приказ: "Найти и схватить упомянутого Кидда и его сообщников!"

    Тем временем Кидд, ничего не подозревая, приближался к вест-индскому острову Ангилья. Здесь на него обрушилось неожиданное известие: его команда, сойдя на берег для пополнения припасов, вдруг примчалась обратно с сообщением, что Кидд объявлен пиратом и подлежит аресту. Быстро развернув паруса, Кидд взял курс на Антигуа, чтобы обдумать план действий. Зная, что на море его будут преследовать, Кидд решил, что его единственное спасение - лорд Белломонт. Кидд все объяснит лорду, а тот в свою очередь убедит в его невиновности тех, кто финансировал экспедицию.

    Дойдя до залива Делавэр, Кидд высадил на берег большую часть своей команды, выдав своим бывшим товарищам их долю добычи. Но на борту оставалось еще немало сокровищ. Прежде чем плыть дальше на север, навстречу своего року, Кидд отправил наконец сообщение лорду Белломонту.

    Как ни велико было желание Кидда поскорее увидеть жену, он все же проявил осторожность и пошел сначала к Гарднерсу, небольшому островку к востоку от Лонг-Айленда. Бросив якорь, Кидд послал за женой и ближайшими друзьями, чтобы вместе обдумать план дальнейших действий. Ожидая их прибытия и сознавая неопределенность своего будущего, Кидд закопал сокровища на острове (так, во всяком случае, он объявил впоследствии). Вскоре прибыли жена и друзья. Радостная встреча не прибавила Кидду уверенности: никто не мог дать совет - что делать дальше.

    Надежда как будто появилась, когда пришло письмо от лорда Белломонта. Лорд, будучи хитрым и расчетливым политиком, обещал Кидду поддержку, если тот сумеет представить французские документы, принадлежавшие якобы захваченному "Кведаг мерчент". Ободренный хорошей новостью, Кидд расстался с женой, чтобы никогда больше ее не увидеть.

    Стремясь как можно скорее восстановить свое доброе имя, Кидд с поразительной для такого человека наивностью отправился в Бостон, чтобы вручить свои свидетельства Белломонту. Лорд же только того и ждал. Спустя час по прибытии в Бостон Кидд был арестован, брошен в тюрьму и закован. Ловушка захлопнулась, и теперь, чтобы довести дело до конца, Белломонту нужны были лишь бумаги Кидда.

    Пойманный как мышь, Кидд совсем потерял голову. Тут бы ему раскусить натуру лорда и догадаться о его истинных замыслах. Но нет, он вручает искушенному интригану свой единственный оправдательный документ. Белломонт, заботясь лишь о своей карьере и репутации собратьев по партии в Англии, устраивает "исчезновение" документов. Кидду теперь нечем защищаться; ловушка Белломонта держит надежно, и виги могут использовать своего бывшего капитана в качестве политического козла отпущения.

    В 1700 году колониям еще не было предоставлено право самостоятельно вести дела о пиратстве, поэтому Кидд был перевезен в Лондон, где и предстал перед судом. До самого конца он отрицал свою виновность; Белломонт же так и не предъявил суду документы, которые могли спасти его бывшего протеже. В 1701 году Кидд был признан виновным по пяти пунктам обвинения в пиратстве, а также в смерти Уильяма Мура и приговорен к виселице.

    А что же сокровища? Капитан Кидд утверждал, что зарыл их на острове Гарднере. Но капитаны пиратских кораблей вряд ли часто имели столько сокровищ, чтобы их стоило где-то закапывать: ведь добычу обычно делили между всеми членами команды. Сокровища Кидда искали многие, но никто до сих пор не нашел.